KuzgunНовинки месяцаОдинокий ворон

Одинокий ворон. Глава 8. Жить в хижине

Опубликовано

Прожив в хижине в Каппадокии неделю, Дила уже слабо представляла, как жила до этого. Точнее, как она жила без Кузгуна.

Ей нравилось просыпаться, ощущая запах мужчины на подушке. Она привыкла к хижине. Их маленькому, уютному гнездышку, лишенному городского комфорта, но столь надёжному и тёплому.

Возможно, через неделю-другую, пелена с её глаз спадёт, и девушке захочется вновь окунуться в суету Стамбула. Но самое главное останется неизменным, она по уши влюбилась в одинокого ворона.

Сегодня Кузгун колол дрова и Дила не отказала себе в маленьком удовольствии – наблюдать за мужчиной. Девушка не знала, когда Кузгун обрёл такую груду мышц. Когда жил в Стамбуле, или уже обосновавшись в Каппадокии? Он отлично управлялся с топором. Поленья с лёгкостью раскалывались после его резкого удара.

Мужчина действовал быстро, уверенно и это восхищало Дилу. Кузгун казался таким надёжным и сильным. Как принц из сказок.
-Принц из Каппадокии, – усмехнулась девушка.

Когда-то давно, будучи ещё маленькой девочкой, Дила представляла на месте принцев своего отца. Он был человеком властным, действовал всегда решительно и никогда не пасовала перед трудностями. Поэтому Дила, как и многие дочки, боготворила отца. Тогда он любил её, был добр и всегда перед сном, как бы не был занят, приходил, чтобы пожелать девочке сладких снов.

Иногда он пел ей колыбельную. Живя в пансионате, Дила перед сном, шептала слова этой песни, представляя, что папа рядом.

Повзрослев, Дила поняла, что никаких принцев не существует. И сказки – ничего большего, чем просто выдумка. Точно такая же, как и любовь.

Возможно, поэтому девушка много времени уделяла учёбе, построению карьеры, а своих кавалеров воспринимала, как приятное дополнение к жизни.

Как бы это не было банально, но встреча с Кузгуном изменила её взгляды. Перевернула всё с ног на голову. Вот только такой переворот, словно, сложил картинку из разрозненных частей в единое целое.

Впервые за долгие годы Дила чувствовала себя на своём месте, там, где она должна быть. Ей было так спокойно рядом с Кузгуном, словно он был щитом от всех бед и несчастий.
Точно также, как когда-то для неё был отец.

Девушка внезапно ощутила грусть и чувство вины. Как папа воспринял её побег? Как разобрался со сложившейся ситуацией? Наверняка он искал её. В этом Дила была уверена. Её отец мог найти всё, что угодно. Она знала его власть и силу. Рыфат Бильгин точно знал, что дочь купила билет до Невшехира. Вычислил и машину, на которой она уехала из аэропорта. Чуть больше времени ушло на розыск хозяина автомобиля, который она впоследствии разбила. Вот только после этого след девушки загадочным образом исчез.

Волновался ли папа за неё? Переживал, что с ней могло что-то случиться?

Эти мысли ещё больше разжигали в душе Дилы чувства вины.
Быть может, отец уже простил её выходку? Возможно, он поймёт причину, почему она так поступила?

Девушка взяла в руки телефон, но сеть в хижине не ловила. Нужно было спросить у Кузгуна, откуда здесь можно позвонить.

-Интересно, а он пользуется мобильной связью? – подумала Дила. За эти дни девушка не видела, чтобы мужчина кому-то звонил, или кто-то хотел связаться с ним. Она даже не видела есть ли у него телефон.

Да, он определённо был одиноким вороном.

Снег в Каппадокии сошёл быстро, словно снежной бури и не было. Дни становились теплей, и Дила занимала себя тем, что приводила в порядок дом и территорию вокруг.
Несколько раз она ловила себя на мысли, что думает о жизни в хижине по наступлению весны, лета, осени. Как она посадит цветы и разобьет небольшой огород. Что нужно уговорить Кузгуна сделать место для костра, чтобы вечерами сидеть у огня, любуясь лунным светом.

Картинки недалекого будущего так ярко рисовались в голове Дилы, что девушке порой приходилось себя одергивать. Хоть мужчина и не заговаривал об её отъезде, он и не предлагал ей оставаться.

Она прекрасно понимала, что Кузгун не готов принять такого решения. В его сердце ещё зудела открытая рана. Как бы Диле ни хотелось, чтобы он любил её, но для того, чтобы на выжженном поле вновь пророс росток, требуется время. И маленькое зернышко.

Что ж, по крайней мере, девушка была уверена, что зернышко уже упало на пепел. Дело за поливом, её желанием прорасти и чтобы поле полностью потухло.

После откровенного разговора о прошлом, Дила не поднимала эту тему. Она просто жила, стараясь, чтобы жизнь мужчины в настоящем стала чуточку светлей.

Всё светлое время суток Кузгун проводил вне хижины. Дела находились всегда. Он подметал, чинил дом и другие сооружения, иногда засиживался в сарае. Хоть мужчина и не запирался и, иногда Дила стучалась к нему, чтобы позвать на обед или на прогулку, он не впускал её внутрь.

Лишь однажды девушка решилась спросить о его занятии.
-Оплачиваю свой долг, – коротко ответил ей на это Кузгун.

В своей обычной жизни Дила не любила вечера. То время, когда приходилось откладывать в сторону работу и оставаться с собой наедине. Часто девушка соглашалась пойти куда-то с друзьями, она веселились, стараясь забыться. Иногда Дила просто бродила по улицам, стараясь сосредоточиться на голосах проходящих мимо людей. Она смотрела на влюбленные парочки, на родителей, ведущих за руку своих детей, на одиночек, таких, как она.

В такие моменты Дила думала о том, что она находится там, где не должна быть. Что жизнь её идёт по совсем иному сценарию. Не те люди, не тот язык, не то окружение.

Вечера с Кузгуном были совсем другими. Ей не хотелось бежать, прятаться от себя, своих мыслей. Она была ни одна.
И дело было не в том, что Кузгун сидел рядом с ней. Часть его души теперь жила внутри девушки.

-А потом мы отправились в Прагу, – рассказывала Дила, прижавшись к мужчине и глядя на языки пламени в камине. – Ты был в Праге? Я сбежала от всех и гуляла вдоль Влтавы, смотрела на пароходы, кормила лебедей, а затем бродила по улочкам Мала Страна. Было холодно и люди грелись около бочки, в которой жгли дрова…

-Дила, – вдруг прервал её Кузгун. – Я хочу тебе кое-что показать.

Они зашли в сарай. Было темно и в воздухе ощущался запах кожи и лака. Мужчина не спешил включать свет, словно раздумывая правильно ли он сделал, пригласив девушку сюда.
Дила не торопила, понимая, что для Кузгуна это был важный шаг вперёд. Хоть она и не знала, что скрывается в темноте, но чувствовала серьёзность момента.

Мужчина громко вздохнул и нажал на кнопку.

Series Navigation<< Одинокий ворон. Глава 7. Огонёк надеждыОдинокий ворон. Глава 9. Подари мне лунный свет >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 2 дня

Dpimka

10
Комментарии: 1364Публикации: 234Регистрация: 05-09-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии