KuzgunНовинки месяцаОдинокий ворон

Одинокий ворон. Глава 17. На перепутье чувств.

Опубликовано

Кузгун хорошо помнил тот момент, когда отец впервые привел его в мастерскую. Ему было около трех лет. Мама была беременна и папа стал брать сына с собой на работу. Запах кожи, клея, машинного масла и лака напоминали мужчине о детстве. Он рано взялся за инструменты и к десяти годам сделал маме на день рождения туфли. Именно в них она ушла в последний путь.

Когда погибли родители Кузгун учился в университете. Он ещё не думал о том, чем займется в будущем. Конечно, если бы однажды отец захотел, Кузгун пришёл бы помогать ему с компанией. Но в то время он не ставил для себя целью возглавить Passionis. Жизнь распорядилась иначе.

Даже в самый тяжёлые дни мужчина брал в руки кусок кожи и сапожную иглу. Это дело успокаивала его, возвращало в те дни, когда он верил в чудо.

Мастер Садри работал молотком. Они трудились уже часов двенадцать и Кузгун подумывал над тем, чтобы отправить учителя домой.

Сам Ипликчи не спешил покидать мастерскую. Работа была лучшим лекарством от ненужных мыслей. Да и не хотелось Кузгуну портить личную жизнь брата.

Благодаря тетушке Нариман мужчина, сам того не желая, был в курсе трудностей в отношениях Омера и Дефне.

Конечно, он ещё не был в полной мере знаком с рыжей красавицей, но девушка ему нравилась. Она казалось надёжной, доброй и она очень любила Омера. Кажется и брат любил её.

Кузгун много думал о любви в эти дни. Пять лет назад мужчина любил. Ада вошла в его жизнь, словно свежий глоток воздуха. Вырвала его из обычного мира, где кроме бумаг, коллекций и контрактов не было ничего.
Вся жизнь Кузгуна была в ней одной. Возможно, поэтому, потеряв девушку, ему показалось, что он погиб вместе с Адой.

Всё потеряло смысл. Не было ни точки опоры, ни пути впереди. Он заблудился, не зная куда шагнуть дальше.
Зачем жить? Зачем открывать глаза, если в этом дне не будет её?

После смерти родителей Кузгун не чувствовал такой безнадёжности. Тогда ему приходилось быть сильным. Омер сложно переживал гибель родителей. Вся ответственность за семью, фирму, работников легла на плечи Кузгуна.
Он справился, выстоял, загрузил себя делами, отодвигая чувства и эмоции на последний ряд.

С Адой этот фокус не удался. Омер уже вырос. Настолько, что мог предать его. Тот портрет в бронзовой раме. Её смеющиеся глаза. Именно так Кузгун видел Аду. Портрет был написан глазами влюблённого.

В тот момент, когда он покинул дом брата, погас последний призрачный луч на спасение его души. Он погрузился во тьму. В долгую полярную ночь.

Кузгун не знал почему появление Дилы рассеяла тьму вокруг него. Он не мог назвать свои чувства к девушке любовью.

Мужчина мало за свою жизнь испытал любви. Он знал материнскую ласку, тётушкину привязанность, братские чувства. Кузгун по-настоящему любил лишь раз. Но те чувства не были похожи на те, что ощущал сейчас.

Не было того полёта, восторга, ощущение безграничного счастья. Была теплота, нежность, спокойствие.

Дила не стала для него кислородом. Она была водой. Можно справиться без неё какое-то время, но постепенно всё внутри начнёт иссыхать.

Дила была нужна ему. Она была той, ради кого он был готов выйти из тьмы.

Нариман Ипликчи потеряла в жизни не мало, но потери научили её ценить то, что осталось. Она научилась бороться за то, что ей ценно. Пускай для этого придётся переступить через себя, свою гордость и принципы.

Неро понимала, что её мальчики уже давно выросли и превратились в мужчин. Но это не мешало ей переживать за них. И участвовать в построении их счастья.

Женщина немного переживала по той ситуации, что сложилась с Дефне. Эта упертая девочка, так и не поняла всю стратегию по завоеванию сердца её племянника.

-Привязалась к этим деньгам, – возмущалась она про себя. – Больно нужны мне эти деньги. Будто в них счастье?

Куда важней, что мальчик наконец-то ожил, что в его глазах появился блеск. Иногда нужно уметь переступить через свои установки. Не так важно с чего начинается любовь, если в итоге именно это чувство правит балом.

Ладно, с этими двумя она ещё разберётся. И, если Омер будет бурчать, то Нариман самолично отшлепает его. Хоть женщина ни разу за свою жизнь не подняла руку на ребёнка. Что ж, ради его счастья, она готова взять грех на душу.

Но сейчас Нариман Ипликчи больше всего волновал Кузгун. Мальчик влюбился, вернулся в Стамбул ради этой белокурой красотки. И что случилось? Бессердечный отец девочки выдвинул Кузгуну требования.

Как только посмел? Ничего, она разберётся с этим ханжой.
-Иначе не зваться мне Нариман Ипликчи! – произнесла она, набирая номер подруги. – Привет, Нургюль! Да, дорогая. Всё хорошо. Мне нужна твоя помощь. Организуй мне встречу с одним мужчиной.

Рыфат Бильгин сидел в ресторане, вглядываясь в яркие огни Стамбула. Он любил этот город, который за десятилетия стал для него родным. Здесь он встретил свою любовь. Здесь родились его дети. И однажды он найдёт в Стамбуле вечный покой.

Но пока о покое не было и речи. Мужчина переживал о дочери. Дила всегда была его слабым звеном.

Когда родился Али Рыфат был горд и думал, что большего счастья для мужчины нет. Первенец – сын. Он был строгим отцом, желавшим, чтобы его будущий преемник вырос сильным, уверенным, целеустремленным человеком.

Рыфат требовал от сына послушания, внимательности и ответственности. Тогда мужчине казалось, что именно такой и должна быть отцовская любовь. Но, когда его жена родила дочку, что-то перевернулось в душе Бильгина.

Это хрупкое существо так нуждалось в нём. Сколько бед было уготовлено для неё? Какой мужчина однажды разобьёт её сердце?
Об этом и над тысячью других вопросов думал Рыфат, когда впервые взял девочку на руки. В тот момент он пообещал Аллаху, что защитит свою малышку, что отдаст свою жизнь, лишь бы его дочь была счастлива.

Господин Бильгин думал, что он отдал всё свое сердце жене. Женщине, которая разделила с ним жизнь. Но укачивая на руках дочку, он понял, что и эта красавица украла часть его сердца.

Столько лет прошло с тех пор, но глядя на Дилу, Рыфат всегда видел перед собой личико той сладко спящей крошки.

Вглядываясь в её глаза, мужчина всегда чувствовал боль. Ту, что он причинил своей девочке. За то, что не сдержал данного обещания. Не смог защитить, не смог уберечь, не достаточно старался.

Если бы только всё можно было изменить. Зачёркнуть то, что было когда-то и переписать всё заново.

Он думал, что отдаляя Дилу, оградит её от страданий. Что, если малышка уедет далеко-далеко, память о прошлом, о потерянной матери, не будет мучить сердце девочки.

Как же он ошибся!

Вот и сейчас, мужчина вновь боялся совершить ошибку. Его дочь была влюблена. Дила сама рассказала отцу о чувствах к Кузгуну. О том, что без этого мужчины она не может дышать. Что для неё предпочтительней смерть, чем брак с подлецом Борой Дагестанлы.

Рыфат знал, что однажды настанет такой день. Его девочка вырастит и кто-то сорвет этот цветок. Но как же больно было осознавать, что этот момент настал. Что теперь другой мужчина поселился в мыслях и сердце его дочери. Той хрупкой малышки, что однажды он взял на руки и поклялся оберегать.

Что, если он вновь ошибается? Вдруг этот Кузгун разобьёт Диле сердце? Сможет ли отец тогда защитить её?

-Господин Бильгин? – вырвал его из раздумий женский голос.
Перед ним стояла эффектная блондинка. Она приветливо улыбалась, вот только в её глазах горели языки пламени.
-Интересное сочетание, – подумал мужчина. – С кем имею честь…?
-Нариман Ипликчи, – представилась она и, не дожидаясь приглашения, села за стол, подозвала официанта и сделала заказ. – У меня к вам серьёзный разговор, но я не планирую говорить на голодный желудок. Рассказывайте! Какие планы у вас на счёт моего племянника!

-Вот это дамочка! – усмехнулся в свои усы Рыфат. – Буря!

Series Navigation<< Одинокий ворон. Глава 16. Почтовая голубкаОдинокий ворон. Глава 18. Правда жизни >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 2 дня

Dpimka

10
Комментарии: 1364Публикации: 234Регистрация: 05-09-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии