KuzgunНовинки месяцаОдинокий ворон

Одинокий ворон. Глава 22. Цена слова

Опубликовано

Может ли отсутствие человека вызывать такие же ощущение, как нехватка воды или пищи? Дила Бельгин за годы жизни в одиночестве привыкла зависеть только от себя, не думая о ком-то ещё.

С девяти лет она была предоставлена сама себе, храня в памяти крупицы другого мира. Тогда её мама была жива, тогда у неё была любящая семья.

Жизнь, которую многие воспринимают, как что-то самой собой разумеющееся, была для Дилы заветной мечтой. Мечтой, запрятанной глубоко в сердце. Настолько глубоко, что девушка даже сама не догадывалась, что хочет этого.

Встреча с Кузгуном, словно, запустила в её организме спусковой механизм. Привыкшая полагаться на разум и законы логики, Дила вдруг узнала, что может чувствовать и любить.

Прежде ни один мужчина не вызывал у девушки желания быть рядом, знать, что происходит в его жизни, как он себя чувствует, о чем он думает.

Все взаимоотношения с противоположным полом лишь по касательной задевали её сердце. Она хорошо относилась к мужчинам, которые претендовал на её внимание. Но Дила всегда контролировала то влияние, которое на неё оказывали.

Никого не подпуская настолько, чтобы расставание вызывало чувство сожаления и уж тем более боль.

Вынужденная разлука с Кузгуном была для Дилы пыткой. Она, как голодная львица, металась по своей позолоченной клетке.

Благодаря Дефне и запискам от Кузгуна, девушка была в курсе как обстоят дела с коллекцией. Желая быть полезной, она обзвонила всех знакомых семейства Бельгин, витиеватыми маневрами рекомендуя им посетить презентацию Passionis.

Рыфат Бельгин был умен, но Дила всегда оставалась дочерью своего отца. Никто же не запрещал ей использовать свои возможности, чтобы помочь Кузгуну?

Всего несколько дней и список гостей показа пополнился десятком звучных имён, которые в свою очередь подтянут за собой и других известных граждан Турции.

Девушка как раз закончила разговор с потенциально выгодным клиентом, когда к ней в комнату вошёл брат.

-Собирайся, – скомандовал он, – через полчаса Седа поедет в торговый центр.

Уже предчувствуя возражения сестры, которая терпеть не могла, когда её принуждают к чему-либо, Али прошептал ей на ушко несколько слов. Он увидел, как в глазах Дилы появились радостные искорки и, как бывало в детстве, ощутил внутри себя теплоту. Али любил сестру, хоть никогда открыто не проявлял чувств.

Он рано понял, как бывает хрупка жизнь, как мало значат слова и как обманчивы порой действия.

Али уже был в том возрасте, когда можешь отличить реальность от сказок, рассказываемых взрослыми. Мальчика уверяли, что после рождения Дилы, родители не перестанут его любить. Но, Али чувствовал, что сестра занимает в сердце отца и матери чуть больше места, чем он. Али верил, когда мама говорила, что болезнь не сломит её и она пойдёт на поправку. Но и здесь слова оказались далеки от реальности.

Сколько раз Али сталкивался с ложью близких людей. Ложью сказанной не со зла, в благих целях. Возможно поэтому, взрослея, мужчина старался не обманывать тех, кто ему дорог, не давать пустых надежд и не бросать слова на ветер. Отчётливо понимая, что каждое слово имеет свою цену.

В тот день на парковке корпорации Бильгин Али дал слово Омеру Ипликчи, что сделает всё, чтобы Дила была счастлива. И если счастье сестры зависит от наличия в её жизни Кузгуна, он поможет Ипликчи.

Мужчина навёл справки о Кузгуне. Выбор сестры не особо его впечатлил. Но Али прекрасно понимал, что будь его воля, ни один бы представитель мужской особи никогда бы не коснулся Дилы.

Если выбирать между Кузгуном и Борой, первый в качестве зятя устраивал его больше. Али не совсем понимал желание отца породниться с семейством Дагестанлы. Этот брак больше походил на сделку. Брак Али тоже был сделкой. Седа забеременела, поставив об этом в известность отца. Рыфат был категоричен: первенец должен родиться под фамилией Бельгин.

Это маленькое чудо, хоть и не была желанным подарком для Али, но он всей душой полюбил девочку. Вот только появление малышки Дефне не сблизило его с Седой. Брак, начавшийся со лжи, продолжал трещать по швам. Али не предпринимал попыток склеивать изначально бракованный товар. Возможно, в этом была его ошибка. Иногда вовремя починенная вещь может прослужить дольше, чем новая.

Мужчина знал, что Седа несчастлива с ним. Брак сестры с Борой невольной проекцией лёг на его брак.

Быть может и ему пора достать баночку клея и хотя бы попытаться стать счастливым?

В торговом центре несмотря на будний день было многолюдно. Седа провела Дилу по нескольким магазинам, разглядывая платья, платки, жакеты. Охрана следовал за ними тенью, обследуя помещения, проверяя примерочные.

Через час они завернули в небольшой отдел с нижним бельём. Выбрав несколько комплектов девушки проследовали в примерочные. Но даже столь интимная вещь не обошлась от тщательного контроля телохранителей.

Дила лишь закатила глаза, когда мужчины постучались в занятую примерочную и услышав там женский голос, отступили на шаг, пропуская девушек.

Едва Дила задернула шторку, как из соседней примерочной показались рыжие прядки. Дефне, молча оглядела пространство, а через мгновение в тесное помещение вошёл Кузгун.

Они не виделись пару недель. В то роковое утро, Дила покинула мужчину. Он лежал на снегу, избитый людьми Боры.

Девушка провела пальцами по его щеке. Ссадины уже зажили, синяки сошли с лица.
Тем не менее Кузгун выглядел уставшим.

Это было так нелепо- играть в шпионов, чтобы встретиться с девушкой. С Дилой всё происходило по нестандартному сценарию, но Кузгун не жаловался. Месяц назад он не мог и подумать, что ему будет дан ещё один шанс, чтобы быть счастливым. Трудности, вставшие на пути, лишь ускорили процесс осознания того, что он нуждается в Диле.

Сейчас она стояла перед ним, её пальцы касались его щеки и, мужчина чувствовал, что оказался прав. За короткое время девушка прочно поселилась в нём, став столь же необходимой, как еда, вода или тепло.

Охрана стояла всего в паре шагов от них, поэтому они не могли даже разговаривать. Но слова им и не были нужны.
Кузгун взял Дилу за руки и чуть сжал её пальцы. В глазах девушки горели всё те же огоньки, что теплились там, в хижине Каппадокии. Они манили, дразнили и обещали.

Как много Диле хотелось сказать Кузгуну, когда они вновь увидятся. О том, как она скучала, о том, что не представляла насколько сильно привяжется к нему. Как ей плохо в далеке от него, не слыша стука его сердца, не видя его глаз, не ощущая тёплых и шершавых ладоней.
Ей хотелось рассказать, что она благодарна ему. Что никто и никогда так много для неё не делал, не сражался за возможность быть рядом с ней. Рассказать, что дни в Каппадокии стали для неё самым лучшим воспоминанием в жизни.

Но увидев мужчину все слова ушли на второй план. Он был рядом и больше ей ничего не было нужно.

Кузгун крепко держал её за руки. В его глазах отражались те же чувства, что и он мог прочитать в её. Радость, надежду и любовь.

Мужчина шагнул ближе, его дыхание теперь касалось лица Дилы. А потом он прижал её к себе, впервые за две недели почувствовав, что может спокойно дышать.

Series Navigation<< Одинокий ворон. Глава 21. Пристанище отшельникаОдинокий ворон. Глава 23. Перечеркивая то, что было. >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Dpimka

10
Комментарии: 1364Публикации: 234Регистрация: 05-09-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии