Kiralık AşkПятьдесят оттенков любви

Пятьдесят оттенков любви. Глава 17

Опубликовано

Конечно, Синан знал, что Омер прав. Он не имел права даже мечтать о такой девушке как Милагрес. И дело даже не в том, что она уедет или останется. Между ними была колоссальная пропасть, и самая большая проблема для мужчины была разница в возрасте. Милли была юной, чистой девушкой. Зажигалочкой. Она, по сути-то, и жизни толком ещё не видела – сначала приют, потом опека Батистуты.

Конечно, Омер был прав, даже если у девушки и будут к нему какие-нибудь чувства, то это будет не больше привязанности. Ну, зачем он ей? У Милли жизнь только начинается, а у него большой багаж за плечами. Взлеты и падения, неудавшиеся отношения. Синан не сможет испортить такую девушку. Он не допустит, чтобы у Милли были какие-либо чувства к нему.

Как же больно…

Сердце билось где-то в горле, но надо принимать решение. Надо самому все прекратить, пока не стало слишком поздно. Хотя бы ради Милагрес.

Но как это осуществить? Выгнать он её не сможет. К тому же им ещё работать вместе.

Как же сложно…

Хотя с чего он взял, что девушка может, что-то к нему питать? Чего это он напридумывал себе. Милли просто интересно все сейчас. Новые люди, любимая работа. Хотя все же, на всякий случай, Синан собирался поговорить с Дефне, чтобы она забрала девушку к себе. Да, так он и сделает.

Как же больно…

***

А в это время, пока Синан принимал такое решение, Милли и Дефне сидели в кафе и весело болтали о мужчинах. Милагрес было очень интересно все, что касается Синана. Девушка пыталась припомнить, когда кто-либо вызывал в ней подобные чувства, но так и не смогла.

Падре был ей как отцом. Батистута тоже. Она в принципе никогда не интересовалась раньше мужчинами. Была парочка интрижек. Но не было никого, с кем бы хотелось жить вместе.

А вот с Синаном захотелось всего и сразу. Девушке нравилось быть с ним. Просыпаться в его доме. Нравилось готовить завтрак. Нравилось ужинать вместе. Синан был добрый и заботливый. Но девушка прекрасно понимала, что не только это привлекло её. Она не воспринимал его как папу или старшего брата. Он манил её именно как мужчина.

Весёлый, находчивый, серьёзный, понимающий. Синан, по прошествии времени, открывался все с новой и новой стороны. Он был интересным собеседником. У него было отменное чувство юмора. Он мог подурачиться или посмеяться над шутками Милли. С ним она не чувствовала себя несмышленым ребёнком. С ним она была на равных. Ей бы хотелось, чтобы он обратил внимание на неё как на женщину, но пока не знала, как это сделать. Опыта было не так много, а те идеи, которые приходили в голову были уж очень кардинальные.

И сейчас Милагрес старалась впитать все новые знания о Синане. Она с интересом слушала истории, которыми делилась Дефне и все никак не могла задать интересующий вопрос. Но, кажется, Умник был благосклонен к ней, и госпожа Ипликчи сама все рассказала.

– Последний роман сильно ударил по Синану. Омер рассказывал, что тот был разбит. Даже в Тибет уехал, чтобы стать монахом, но потом все же сам вернулся и вернул Омера.

Девушка замолкла и улыбнулась, было видно, что она что-то вспоминает, и это что-то хорошее.

– А сейчас? – робко спросила Милли.

– Что сейчас? – Дефне посмотрела на собеседницу пытаясь восстановить нить разговора.

– Сейчас у него… У Синана кто-то есть?

Молодая женщина улыбнулась. Милагрес была очаровательная в своём смущении и желании узнать что-нибудь про объект своей влюблённости. Она даже позавидовала девушке – у них с Синаном все впереди – первый букет, первый поцелуй, первое свидание…

– Ты мне скажи.

– Что сказать? Я не знаю.  – Милли смутилась ещё больше.

– Ну, значит, скоро узнаем, – Дефо подмигнула. Да уж… Этих двоих накроет в один момент, и они действительно забудут обо всем. Было интересно наблюдать за рождением любви.

– Госпожа Ип…

– Дефне. Просто Дефне. До госпожи я не доросла ещё.

– Хорошо. Дефне. Я ничего не понимаю.

– Милагрес, а любовь вообще непростая штука. – Милли зарделась и спрятала лицо в ладошках. Это что так заметно? – Если бы ты знала, через что прошли мы с Омером. Это было сложно. Иногда практически невозможно. Я почти разрушила нашу жизнь, а потом он смог все восстановить. – Дефне замолчала. Ей нравилась Милагрес. Если она правильно поняла эту девушку, то у них есть будущее. Но она была обязана предупредить. – У меня к тебе будет только одна просьба. Ты – отличная и добрая девушка, но, если не уверена, не давай Синану надежд, он слишком много страдал, чтобы снова пройти через это.

Милли ничего не ответила, а только покивала головой.

***

Синан был на набережной, когда пришло сообщение от Омера.

“Брат, ты в порядке? Корай согласился. Едем с Милли к нему для пробного фотосета. Ты нам нужен”.

Меньше всего ему сейчас хотелось видеть кого либо, а особенно Омера. Мужчина не обиделся на друга, в конце концов, на правду не обижаются, но пока он был не готов встретиться с ним. И все же, несмотря на свои чувства, Синан поехал, он не мог отдать Милагрес на растерзание фотографу.

Корай в своих капризах мог довести до белого каления кого угодно.

Мужчина появился как раз, когда Корай разыгрывал очередной спектакль.

– Омюш, это бездарность. Ох… Я великой Корай Саргын. Я не могу работать с кем попало. Я фотографирую шикарных моделей, знаменитостей…

– Заткнись, Корай. – Синан вошёл в домашнюю студию гения смеясь, пожал руку Омеру, улыбнулся Милагрес, грозно посмотрел на фотографа. – Все знают, что ты гений, а поэтому можешь снять даже бревно так, что оно будет сексуальным. А уж наша Милли та ещё красотка. Давайте работать и покажем боссам NB, кто лучшая модель для этой коллекции.

Как бы ни пытался Синан казаться непринуждённым и весёлым, Омер прекрасно знал друга и видел, что тот прячется за маской хохмоча.

Также он заметил, как зажглись глаза Милагрес, когда тот вошёл, а уж когда девушка услышала комплимент, то вообще засветилась, как солнышко.

Что между ними происходит? Может он зря вмешался? Может, нужно было подождать и понаблюдать? Ну и как разобраться во всем этом?

Омер отбросил все вопросы. Он сделал, как считал нужным. А сейчас надо заняться съёмкой, иначе презентация провалится.

Пока он отвлёкся на свои мысли, Синан уже во всю командовал Милли и Кораем. Он смог настроить девушку на правильный лад, и теперь фотограф восхищался работой.

– Ты великолепна. Омюююш, вы нашли отличную модель. Эта пацаненок ещё покажет нашим фифам. Да, отличная модель. И я сделаю отличные снимки.

Милли не стала обращать внимание на замечания Корая. Она уже поняла, что переспорить этого упрямца не получится. К тому же здесь бы Синан… И у неё получалось. Мужчина хвалил её после каждого восторженно вскрика фотографа, и хотелось работать ещё лучше. Она смирилась, что её поставили перед камерой и заставили позировать с мячиком. Постепенно ей стало нравиться. Она в принципе не делала ничего такого, чего бы не делала раньше – отбить мячик, почеканить… забить гол в дорогущую вазу господина Саргына… Ох он кричал… Кажется давление подскочило у всех вокруг в радиусе километра.

Съемку закончили. Осколки убрали. Корая привели в чувства.

Милли была довольна сегодняшним днем. И предвкушала интересный вечер. Но теперь Умник решил забить гол в её ворота.

После съёмки Синан объявил, что завтра уезжает на переговоры в Рим, и попросил Омера уговорить Дефне позаботиться о Милагрес.

– Не надо! – тут же встрепенулась девушка. – Я в состоянии пожить одна. Не буду мешать…

– Нет, Милли, мы договаривались с Габриэлем, что ты будешь под нашей ответственностью, и я не могу оставить тебя одну. Вечером соберём вещи, а завтра утром я отвезу тебя, если Дефне будет не против.

– Я твоя помощница и должна лететь с тобой, – не унималась она.

Девушка не понимала, что произошло. Ещё вчера Синан не говорил ни о какой поездке и твердил только о каталоге и презентации, а сегодня… Да и знала она все его расписание, не было там Рима. Она чувствовала, что что-то произошло, но не могла уловить что именно. Мужчина как будто отгораживался от неё. Как будто не хотел больше видеть, и придумал странную причину. Ну, уж нет! Милли ненавидела такие ситуации, но сдаваться не собиралась.

– Милагрес, – как маленькому ребёнку стал разъяснять Синан, – ты не можешь ехать, вы должны отснять каталог. Да и я там справлюсь один. Поехали лучше домой. Жду в машине.

Мужчина вышел не в силах больше играть роль беспечного и спокойного человека. Слишком больно. Надо поставить все точки сегодня, иначе завтра он не сможет.

Если бы Омер не завёл тот разговор, Синан, наверное бы, ещё долго не осознавал бы свои чувства, но друг сказал, и глаза открылись.

Теперь он мог назвать свои чувства, а не просто наслаждаться временем, проведённым рядом с Милагрес. Но счастье недолговечно. Особенно для него. Видать, он где-то прогневил Аллаха, что тот наказывает его таким образом.

Вечером Милли приготовила легкий ужин и предложила посмотреть какой-нибудь фильм. Но Синан отгородился работой и сбежал в кабинет, заперев дверь. 

Уже поздно ночью Милли смогла поговорить с мужчиной у дверей его спальни.

– Синан, что происходит?

– Ничего. У меня много работы. Завтра тяжелый день. Спокойной ночи.

Он попытался пройти мимо Милагрес в свою комнату, но девушка была непреклонна.

– Ничего? Ты считаешь, что все нормально? Мне казалось, у нас были другие отношения, нежели двух соседей. – Девушка говорила уверенно, но только Умнику было известно, каких душевных сил ей это стоило. – Мне казалось, что между нами, что-то большее…

– Ты права, тебе просто показалось, – перебил Синан. Он пытался не смотреть на Милли. Больно… Больно видеть, как он своими руками разрушает то, что распустилось и начало цвести.

Девушка отступила на шаг, ещё и ещё, а потом развернулась и убежала в свою комнату.

Хотелось не плакать, но не было ни единой возможности. Слезы застилали глаза, мешая нормально видеть. Дрожащими пальцами Милли набрала номер Дефне. Было слишком поздно, но находиться под одной крышей с Синаном было тяжело.

Дефне приехала и забрала плачущую девушку. Она не лезла с расспросами, а просто позволила выплакаться. Дома девушка устроила гостью в комнате и отправилась к мужу. Кажется, она догадалась, что произошло.

Омер не спал, так как переживал, что жена уехала одна.

– Что случилось? – взволнованно спросил мужчина.

— Это ты мне скажи. Что произошло между тобой и Синаном? Почему Милли вся заплаканная, пытается уснуть в нашем доме? – девушка наступала. Она видела, как заиграли жевалки на скулах мужчины – явный признак его недовольства. – Дорогой, я не знаю, что случилось, но у тебя есть два дня. Наш дом рассчитан на двоих. Догадайся, кто тут останется, если ты не решишь эту проблему.

Series Navigation<< Пятьдесят оттенков любви. Глава 16Пятьдесят оттенков любви. Глава 18 >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 3 дня

Sweet-maze

4
Комментарии: 2156Публикации: 303Регистрация: 12-09-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии