Yasak ElmaНавязчивая идея

Навязчивая идея. Глава 3. Кошки-мышки.

Опубликовано

Глава 3. Кошки-мышки.

Алихан не относил себя к мужчинам, которые любят играть в «кошки-мышки». Эти догонялки не распаляли его желания, напротив, он считал игры пустой тратой времени. Зачем откладывать на потом, когда можно сразу приступить к делу?

.

Женщины сами проявляли инициативу и шли к нему навстречу, Алихану лишь оставалось выбрать ту, с кем он разделит мимолетную часть жизни. С Зейнеп Йылмаз было иначе. Казалось, что девушка совершенно не видит в нем мужчины. Он был для неё боссом, строгим и не совсем понятным. Она не видела его заинтересованности к её персоне, считая повышенное внимание –  странностью нового начальника.

.

Ташдемир впервые оказался в ситуации, когда ему приходилось что-то делать, чтобы привлечь внимание девушки. Возможно поэтому, игра в «кошки-мышки» стала для них нормальной составляющей дня.

– Зейнеп, в мой кабинет!

– Зейнеп, мне нужен отчет!

– Зейнеп, документы!

.

– Слушаюсь, господин Алихан!

– Сейчас принесу, господин Алихан!

– Я уже позвонила, господин Алихан!

.

Она проводила в его кабинете большую часть своего рабочего дня, выполняя тысячу и одно поручение. Ташдемир постоянно заставлял девушку задерживаться, и делал всё возможное, чтобы самому подвезти её до дома.

Он старался делать шаг вперед, но Зейнеп лишь округляла свои большие глаза, от чего становилась похожа на фарфоровую куколку из коллекции сестры. Мог ли представить мужчина, у которого за плечами были многомиллионные сделки, сложные международные переговоры, управление компаниями в сотни тысяч человек, что он будет пасовать перед взглядом упрямой козочки?

Но она смотрела на него, так наивно, безгрешно, что Алихан отступал, не смея перешагнуть черту.

.

Каждый вечер, он говорил, что пора заканчивать. Мужчина шел в клуб, где слушал сладкие речи очередной барышни, но ловил себя на том, что все эти девицы не могли пробудить в нем тех ощущений, что он испытывал раньше. Было пресно, не вкусно, не интересно.

Сегодня, среди шума и танцующей толпы, Ташдемиру показалось, что он увидел Зейнеп. Хрупкая фигурка мелькнула по направлению к бару и Алихан, против своей воли напрягся, попросил прощение у друзей и поспешил к бару. Конечно, он обознался. Разве Йылмаз из тех девушек, что пойдет ночью в клуб? Особенно после случившегося!

Они ужасно поругались. Их отношения и так походили на перетягивание каната, но сегодня девушка резко рванула на себя и отпустила веревку.

.

Зейнеп приняла на работу женщину, которой не было места в офисе Falkon. Новая работница не знала банальных вещей, не имела образования и опыта, но Йылмаз проявила жалость. Она поступила бездумно, что взбесило Алихана.

– Разве мы занимаемся благотворительностью? – вспылил он. – Это серьезная компания! Ты не можешь приводить сюда тех, кого жалеешь! Откуда взялась эта чувствительность? Она заставляет человека ошибаться

– Что делать, притворятся такой же бесчувственной, как вы? –  выкрикнула Зейнеп.

Ох, как ему хотелось в тот момент показать каким бесчувственным он может быть! Наказать её! Обрушить всю ту страсть, что кипела в нем эти долгие недели, что они работали бок обок.

– Ты переходишь границы! – сдерживая свои порывы, произнес мужчина.

– Или вы боитесь, что поможете кому-то? Но вы не такой, на самом деле.

– Да кто ты такая? – он сделал шаг вперед, но девушка не отступила назад. – Насколько ты меня знаешь? Я определяю линию между нами. Я не твой друг!

– Вы и не можете им быть!

Ему бы схватить её, поцеловать, показывать, что она права. Им никогда не быть просто друзьями. Дружба невозможна, когда между двумя полыхает пламя. Ей бы только снять розовые очки наивности и увидеть то, что происходит вокруг.

Он сам сделал шаг назад.

– Сострадание заставляет человека совершать ошибки.

Как он сейчас. Можно было шагнуть вперед и закончить эту игру. Пусть уже поймет, что происходит.

– Со временем ты поймешь! – выдохнул он.

– Необходимости во времени нет. Я поняла то, что должна была понять, – девушка бросила на него гневный взгляд и быстро зашагала в сторону двери.

– Я не говорил, что ты можешь уйти, – его голос был тверд, как сталь.

– Я знаю, – ответила она и шагнула за дверь.

Невыносимая.

И вот сейчас она мерещилась ему в клубе!

 Навязчивая идея!

.

Алихан вышел из заведения, на ходу набирая её номер. И пускай уже ночь! Она не может спать!

– Зейнеп, что ты пытаешься сделать? – произнес он вместо приветствия.

– Как что? – не поняла она.

– Не стучишь в дверь, уходишь без разрешения.

– Господин Алихан, я…, – она запнулась от волнения, – знаю, что веду себя неправильно. Но когда я говорю о женщине, которая стала жертвой, а вы…

– Ты всё еще говоришь про женщину! Какое мне дело до этой женщины?

.

О, Аллах! За что ему такое наказание? Почему он не прошел мимо того ангара, почему приобрел именно фирму Falkon, а не какую-то иную из списка, что предложил ему Хакан? Почему он не может прямо говорить с этой девочкой о том, что его волнует?

– Слушай, – произнес он, выдохнув, – ты несешь ответственность за эту женщину. При малейшей ошибке я не посмотрю в твои глаза.

Он почувствовал, как она улыбается. В этом была вся Зейнеп Йылмаз. Она заботилась о людях, больше чем о самой себе. И не видела совсем очевидных вещей.

– Хорошо! Хорошо, господин Алихан. Не волнуйтесь. Я не подведу вас. И еще, господин Алихан, большое спасибо!

– Навязчивая идея, – глубоко вздохнув, усмехнулся мужчина.

Его самая навязчивая идея.

Series NavigationНавязчивая идея. Предисловие. >>
1.5 2 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 2 дня

Dpimka

10
Комментарии: 1364Публикации: 234Регистрация: 05-09-2019
Подписаться
Уведомить о
5 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Nana Lanchava
16.06.2020 22:11

Спасибо Оля, нравится ваша история и эта пара нравилась, смотрела только из за них, а потом бросила???

Sofia
17.06.2020 18:48

Благодарю Вас Оля, очень интересная история, прочитала залпом все главы, понравилась и жду продолжения.

GEORGUULOVEmy
17.06.2020 22:51

Нравится эта история. Нравятся их пререкания… Сериал не смотрела, но отрывки с их участием всегда любила, особенно, когда они бесили друг друга ?