Yasak ElmaНавязчивая идея

Навязчивая идея. Глава 20. Крутое пике.

Опубликовано

Зейнеп проснулась от того, что почувствовала, как её лба коснулись губы Ташдемира. Она обняла мужчину за шею, не желая, чтобы он покидал её.

– Уже утро? – сонно протянула девушка.

– Нет, ты еще можешь поспать пару часов, – ответил Алихан. – Мне пора лететь.

– Ты можешь взять меня с собой, – сказала Зейнеп и мужчина улыбнулся. В последние недели девушка, сама того не осознавая, стала проявлять к нему странные для неё чувства. Была заботливее, нежнее, чаще касалась его, и в её глазах он замечал что-то схожее с любовью. Или ему так только казалось.

– Ты забыла какой у тебя строгий босс? Он хочет, чтобы ты занялась сегодня разбивкой графика на следующий месяц. Я вернусь к вечеру, и мы посетим Йылдыз. Она звонила мне вчера пять раз.

– И мне раз десять, – улыбнулась Зейнеп, вспоминая наставления сестры.

– Тогда я заберу тебя после работы. Надеюсь, твой босс не будет против, что его сотрудницу будет встречать любимый мужчина?

Зейнеп фыркнула, а Алихан рассмеялся, вновь целуя девушку в лоб.

Ей снилось водная гладь. Небо и море сливались в единую картину, и белая яхта казалась чайкой в бескрайних просторах.

Алихан стоял в капитанской рубке, уверенно держась за штурвал. Она была рядом, красное платье раздувало порывом ветра, а ребенок на её руках в разноцветной панамке тянул руки к мужчине. Алихан улыбнулся им, подмигнул. А затем тревожный сигнал настырно ворвался в её сон.

Зейнеп распахнула глаза, не сразу понимая, где она находится. Это была их спальня с Алиханом. Его часть кровати была пуста. Девушка взглянула на прикроватную тумбочку, где вибрировал телефон.

– Алло! – произнесла она, всё ещё слыша, как громко колотится сердце у неё в груди.

– Зейнеп, – послышался голос Хакана. – Зейнеп, это… Я сейчас заеду за тобой. Оденься и… жди.

Ярко светило солнце, небо казалось лазурным, как глаза Ташдемира. Зейнеп стоял на крыше, глядя на единственное облачко. Она не плакала, но всё внутри неё горело огнем. Самолет Алихана пропал с радаров полтора часа назад. Они зашли в грозовое облако, а затем связь с судном оборвалась. В зону возможного крушения были направлены спасатели.

В офисе Falkon то и дело раздавались звонки. Журналисты, знакомые, партнеры по бизнесу, все желали знать подробности случившегося. Этот шум действовал на Зейнеп угнетающе, поэтому она вышла на крышу, желая побыть немного в тишине. Но и здесь гул города не давал ей забыться. Она не хотела подпускать к себе мыслей, что с Алиханом могло случиться непоправимое, что завтра, когда она проснется, его часть кровати вновь окажется пуста. Что не будет больше ни одного прикосновения, что с его губ не слетит «Упрямая коза». А она больше никогда не увидит его глаз, голубых, как топазы. Случилось то, что Зейнеп боялась больше всего. Она поверила и потеряла. И сейчас боль, какую девушка не испытывала до этого, просачивалась в неё маленькими порциями. И она знала, что однажды дамба, сдерживающая боль, прорвется. И вот тогда она не сможет подняться, не сможет больше никогда жить, как жила до этого. Всё потому, что она поверила Алихану Ташдемиру. Поверила в его любовь, в их будущее. И потеряла.

– Эй! – крикнула она так громко, как только могла. – Алихан Ташдемир! Слышишь? Я знаю, что слышишь! У тебя нет права умирать! Ты обещал мне, что когда тебе будет восемьдесят лет, ты будешь сидеть у реки, изводить меня своими капризами, звать «Упрямой козой» и смеяться, когда наши внуки будут воровать клубнику. Я поверила тебе, слышишь? Поэтому, где бы ты там не был, и как бы не пытался сбежать, ты обязан явиться сюда живым и исполнить то, что обещал!

– Я никогда не отказываюсь от своих слов, Зейнеп! – вдруг услышала девушка знакомый голос и резко обернулась. Перед ней стоял Хакан. Его глаза были красными, губы дрожали, а в его руке был зажат телефон.

Зейнеп вопросительно взглянула на господина Куртулуса и он согласно кивнул.

– Значит, ты живой! – произнесла Зейнеп, по её щекам покатились слезы, которые она так долго сдерживала. Она закусила зубами ладонь, не желая, чтобы мужчина слышал ту боль и отчаянье, что жили в ней весь этот день.

– Я же обещал, что вечером заеду за тобой и отвезу к сестре. Я всегда выполняю то, что говорю, Зейнеп. Но сегодня мы сделаем исключение. Приезжай в аэропорт, я хочу обнять тебя.

Полет в Трабзон появился в расписании Ташдемира внезапно. Вечером на складе, что принадлежал корпорации Аргун, произошел взрыв. Пострадало оборудование, несколько рабочих получили ожоги. Алихан хотел лично проведать пострадавших, оценить результаты происшествия, обсудить со специалистами причины случившегося и возможности, как впредь избежать подобного. Из-за спешки он вызвал в полет только командира корабля, сам взял на себя должность второго пилота. Они вылетели из Стамбула строго по графику и держали курс на северо-восток. Авиадиспетчеры заранее передали информацию о том, что в районе Тонья наблюдаются грозовые засветы, которые рекомендуется обходить севернее. Они уже пошли на посадку, обходя один из грозовых очагов, когда попали в зону ливневого дождя. Алихан заметил, что приборная скорость начала снижаться до нуля. Они начали пикировать вниз и, выйдя из облака, поняли, что резко стремятся к земле. Всё происходило так стремительно, что Алихан не успел испугаться. Им чудом удалось совершить экстренную посадку. И глядя на горы, что виднелись впереди, мужчины поблагодарили Аллаха за спасение.

Алихан чувствовал, как ныла рука, а боль в голове вызывала приступ тошноты, но в минуты опасности он старался быть сконцентрированными, пока не мог позволить себе расслабиться. Потребовалось больше часа, чтобы связаться с аэропортом. Спасатели прибыли достаточно быстро, и уже через два часа Алихан был в аэропорту Стамбула. Его и пилота вновь осмотрели медики, определив у Ташдемира перелом плечевой кости.

– Вам требуется поехать в больницу, – сказал врач, зафиксировав руку.

– Да, конечно, – ответил мужчина. – Но я попрошу несколько минут.

Он оглядел взлетно-посадочную полосу, где только что затормозил автомобиль. Так и есть, его маленькая фурия выскочила из машины, глаза красные от слез, но в них вместо тревоги плещутся искорки гнева. Кто-кто, а его упрямая коза вряд ли так быстро простит ему это происшествие.

– Алихан Ташдемир! – остановившись перед ним всего за несколько шагов, Зейнеп гневно топнула ножкой, а затем кинулась к нему, крепко обнимая его за талию. Он аккуратно гладил её по волосам здоровой рукой, вдыхал любимый аромат.

– Ты хотел покинуть меня! – произнесла она, всё крепче прижимаясь к нему. – Думал отсидеться на облачках, но знай, что я достала бы тебя и там. Тебе никуда не сбежать от меня, Алихан Ташдемир! Даже не думай.

Зейнеп обещала себе, что не будет плакать, но слезы сами собой бежали по её щекам. Она так боялась, что больше никогда не сможет почувствовать объятий мужчины, не сможет прикоснуться к нему, не услышит, как громко и только для неё стучит его сердце.

– Что ты? – сказал Алихан. – Я прекрасно знаю ваш упрямый нрав, госпожа Йылмаз. Пришлось выводить самолет из крена, как только вспомнил свою упрямую козочку.

– Алихан, – тихонько позвала она. – Знаешь, всё-таки случилось ужасное. Я влюбилась в тебя, Алихан Ташдемир. Очень сильно!

Series Navigation<< Навязчивая идея. Глава 19. Там, где всё начиналось.Навязчивая идея. Глава 21. Заключительная. Давай начнем с одной упрямой козочки. >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Dpimka

10
Комментарии: 1364Публикации: 234Регистрация: 05-09-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии