Kiralık AşkЭскизы любви

Эскизы любви. Осколки надежды?

Опубликовано

Был поздний вечер, но арт-директор Пассионис методично разрушал свой рабочий кабинет. Стеклянная стена уже давно осколками покоилась на полу. Друг пытался его утихомирить, но сам чуть не схлопотал отличный удар левой.

– Омер…

– Что «Омер»? Ну что? Это какой-то хитроумный план? Чего Трамба добивается? Если хотел протолкнуть свою протеже, то почему сейчас раскрыл правду? Так не терпелось похвастаться? Или она была здесь шпионом? На что он рассчитывал?

Стол был перевернут, бумаги разбросаны на полу вперемешку с ручками и осколками. Уцелели только два кресла, но видя настроение партнёра, Синан думал, что это ненадолго. 

– Омер, ты, кажется, остро реагируешь. Ничего Дефне не узнала тайного, по деньгам… Ну да, потеряем мы на этой презентации. Но это не критично.

– Синан, а как мне реагировать? В прошлый раз мы еле вытащили фирму. Что будет в этот? И Дефне… Скромная девушка… Как я попался?

Мужчина уже разбил руки в кровь, пока крушил все вокруг.

– Давай успокоился и подумаем…

– Я не могу успокоиться! Не могу! Я не могу думать!

Синан счёл за лучшее промолчать о том, что простому промышленному шпионажу друг уделяет слишком много душевных сил. Здесь было что-то ещё. Что-то большее. Когда действительно больно от предательства. Тем более таких масштабов.

Омер отпихнул свое кресло и прислонился лбом к окну.

Перед глазами до сих пор стояла красная пелена, а в голове звучал ехидный голос:

-… Моя невеста – Дефне Топал.

Подумать только – невеста Трамбы. И он ещё хотел помочь бедной девчонке. Да эта девчонка обвела его вокруг пальца и теперь, наверное, с женихом распивает шампанское, празднуя очередную победу.

– Омер…

– Синан, иди домой. Оставь меня. Мне надо подумать.

– Ты с ума сошёл, я не оставлю тебя одного. Поехали вместе. Завтра тут уберут все…

– Синан, пожалуйста.

Он ещё долго стоял у окна, пытаясь прогнать мерзкое чувство отчаянья и беспомощности. Омер так и не смог понять, какие цели преследовал Дениз, посылая свою невесту к ним в кампанию. Ну, ничего, это он обязательно спросит с будущей госпожи Трамба. Надо успокоиться. В таком состоянии нельзя мыслить трезво.

Ночь уже полностью вступила в свои права, и город раскинулся под ногами, переливаясь яркими огнями. Как же хотелось оказаться сейчас подальше отсюда.

Дефне Омер заметил сразу же, как только она вошла в его кабинет. И вдруг наступила такая апатия. Было все равно.

Девушка в изумлении смотрела на разгромленный кабинет и не знала с чего начать.

Сначала ей хотелось плакать, прямо там, в зале. Больно и обидно слышать такие слова от человека, которого она уважала и считала другом. Потом наступило опустошение. А потом она все же захотела объясниться. Поэтому, когда Дениз привёз её домой, Дефне дождалась, когда бабушка уснет, и вызвала такси. Она не знала куда ехать и поехала в офис Пассионис.

На верхних этажах горел свет, но охранник не хотел пускать позднего посетителя.

– Вы же меня знаете. Мне надо поговорить с господином Ипликчи, – уговаривала Дефне.

– Госпожа Топал, он не предупреждал о Вас.

– Пожалуйста, пропустите!

Пожалуй, никто не ожидал, что директор Пассионис может разрушить так свой кабинет.

– Господин Омер… – Дефне не торопилась входить, а топталась на входе. Таким злым мужчину она ещё никогда не видела.

– Знаешь, даже интересно, что ты мне хочешь сказать в такой час. Дениз рассказал, как себя вести? Предупреждаю – бедная девушка больше не сработает.

Слова ядом разливалась по больному сердцу. Девушка как мазахистка снова и снова делала себе больно, но не могла уйти просто так без объяснений.

– Господин Трамба не знает, что я здесь.

– Ооо… Хочешь сама решить проблему? – Омер отошёл от окна. Как же ему хотелось встряхнуть ее и заставить сказать, почему она так поступила. – Ну, давай, говори, что это неправда. Что ты не хотела. Что ты… Ну, я не знаю, что можно придумать.

В голове как будто что-то щёлкнуло, и Дефне поняла, что успокоилась. Она не виновата. Да, так сложились обстоятельства. Но сейчас она не в силах изменить их. Девушка прошла в кабинет и стала рассказывать свою историю, попутно собирая разбросанные документы.

– Сколько себя помню, я любила рисовать. Мне это нравилось. Я успокаивалась, когда брала в руки карандаши и бумагу. – Она говорила спокойно и размеренно. Так иногда взрослые рассказывают сказки детям. -Родные считали это глупостью и не разделяли моего увлечения. Я когда училась в колледже, работала и откладывала немного денег. Хватило на учёбу. Поступила. Семья была по-прежнему против этого. – Дефне медленно разбирались в кабинете, наверное, уже бывшего босса, но так было проще говорить.

– Знаешь, мы не богаты. Бабушка болеет, брат… Брат не работает. Нам было сложно. Но моя мечта сбывались. Я же из-за… Вас поступила в университет. Так хотела учиться у лучшего преподавателя и гениального дизайнера. Но в тот год набора не было. И после мечты стали рушиться одна за другой. Мне говорили, что обувь – это не моё. Надо искать что-то другое, иначе я не получу диплом. И вдруг появился господин Трамба. Он преподавал “Бизнес-модели”. Я… Мне… Он помог, когда на душе было совсем паршиво. Поддержал. Предложил нарисовать аксессуары к его уже выпущенной летней коллекции. Да, его дизайнер, о котором он не хочет распространяться, я. – Дефне не смотрела на Омера, но могла представить его выражение лица. Надо же, начинающий дизайнер выпускает две коллекции в разных фирмах. Да она уникум.

– Мне это не очень пришлось по душе, но так хотя бы я могла делать то, что нравится. Он обещал помочь, и если у меня получится с коллекцией, то смогу использовать это в дипломной работе. А потом… – рассказ подходил к концу и уборка тоже. – А потом все завертелось. И однажды брат попал в беду. И снова Дениз… Он помог. Сблизился с семьёй. Бабушке льстило это знакомство. Она все сватала меня за него. А в тот день, когда мы познакомились и ты предложил мне эту безумную идею с коллекцией обуви, и я была самой счастливой на свете… В тот день Трамба пришёл со сватами, и бабушка согласилась выдать меня за него замуж. Без моего ведома и согласия. Не спрашивая моего желания. А я нахожусь не в том положении, чтобы что-то требовать и противиться. Повторюсь, мы не богаты. Дениз помог, когда бабушке было совсем плохо. Они моя семья. И я…

Дефне положила все собранные документы на кресло и посмотрела на Омера.

– Так что ты, наверное, был прав. Я – вещь. Да к тому же б/у.

Она сделала шаг назад. Ещё и ещё. Рассказ вымотал, и теперь девушка плакала, не скрывая слез. Она бросилась к лифтам, подальше ото всех кто делает ей больно.

Омер догнал и прижал к себе.

– Прости. Прости меня…

***

Правда оказалась сюжетом сериала. И вроде не хотелось верить, уж слишком много проблем свалилось на одного человека. Но если Омер чему хорошо и научился – так это разбираться в людях. И он чувствовал, что Дефне не врет. А также мужчина хорошо знал Трамба. Тот мог легко устроить все сказанное девушкой. И от того, что она говорила правду, становилось тошно от самого себя.

Оскорбил и унизил.

И никакое оправдание про то, что он был зол, не помогало. Мужчина видел, что девушка плачет, но собирался дослушать её историю. Потом он обязательно извинится.

– Так что ты, наверное, был прав. Я – вещь. Да к тому же б/у…

Дефне убежала, но Омер её догнал.

– Прости. Прости меня…

Он обнял Дефне, прижал её к себе. Сейчас он ненавидел себя, Трамбу, всех, кто смог сломить эту сильную девушку. Она застыла на секунду, а потом яростно начала вырываться.

– Отпусти! Отпусти меня! Мне не нужна твоя жалость.

Дефне ударила раз, другой по груди мужчины, но тот не отпускал и держал крепко. Он не допустит такой ошибки, чтобы девушка сбежала и больше никогда не захотела с ним встречаться. Видя, что Дефне больше не вырывается, Омер вызвал лифт и подхватил её на руки. Надо успокоиться и поговорить. Но в офисе это сделать не получится.

Всю дорогу девушка спала. И даже когда они приехали к дому Ипликчи она не проснулась.

Мужчина отнёс Дефне в свою спальню, снял обувь и уложил в кровать. Как бы ему не хотелось поговорить, он понимал, что сейчас нет смысла будить её. Пусть отдохнёт.

***

Утро выдалось не самое приятное. Дефне проснулась в незнакомой комнате, в чужой постели и точно знала, что она не у Дениза. Воспоминания вчерашнего вечера всплывали яркими картинками, и последнее было – она пошла к Омеру. Постель пахла именно им.

Девушка перевернулась на другую сторону и обняла подушку, вдыхая знакомый запах.

Дефне с удовольствием бы сбежала. Вот прямо сейчас и без оглядки. Впервые в жизни она боялась будущего. Впервые в жизни она не хотела завтрашнего дня.

Почему же все так сложно? Как она оказалась в этой точке своей жизни?

Она понимала свою семью. Бабушка за столько лет заботы уже устала и теперь видела выход из сложившейся ситуации. Сердар непутевый. С тех пор как ушла их мать, он только и делал, что попадал в неприятности. А ещё была Эсра – умная и способная девочка, которая просто обязана быть счастливой.

Нет, Дефне не могла бросить семью, как это сделали когда-то её родители. На Сердара надежды нет, а бабушка и Пчёлка одни пропадут.

Её размышления прервал стук в дверь, и резко сев на постели, девушка увидела, что в комнату заглянул Омер. Ещё одна проблема, с которой надо разобраться. Ещё одна рухнувшая мечта.

Ещё вчера вечером Дефне размышляла, а какой была бы её жизнь, если бы она все же попала в ученики господина Ипликчи. Сегодня же знать ответ на этот вопрос не хотелось.

– Привет! Я принёс завтрак. Не знаю, что бы пьёшь по утрам, поэтому… – Мужчина вошёл в комнату и поставил на кровать поднос. – Чай, кофе… Если хочешь что-то другое – только скажи.

Омер не знал, что предпочитает девушка по утрам, поэтому завтрак получился “на выбор”.

Дефне смутилась. Ей ещё никто и никогда не приносил завтрак в постель. С этим мужчиной многое для нее было в первый раз. Омер присел на кровать и поставил поднос поближе.

Когда девушка все съела, он убрал посуду.

– Прости меня за вчерашнее. – Вот так сразу. Без обиняков. Чётко и понятно. – Я не имел права так говорить. И я так не думаю. Просто вчерашняя новость стала неожиданностью.

Дефне застыла. Она уже не злилась на него. Как говорят – на правду не обижаются. И как бы ей не не хотелось, поговорить придётся.

– Я тоже не ожидала. Дениз вообще не считается с моим мнением в этом вопросе.

– Я не понимаю, почему ты согласилась! – Омер старался держать себя в руках, но только при одном имени Трамбы красная пелена туманила мозг.

– В твоей жизни всё, наверное, просто. Но не у меня. И дело даже не в традициях. Трамба весьма чётко дал мне понять, что его помощь была не бескорыстной. А выбирая между замужеством и жизнью брата, я выберу второе. Он непутевый. Но Сердар – моя семья. И я не могу отвернуться от них.

– Если дело только в деньгах, я могу… – мужчина даже не успел договорить. Дефне вскочила с кровати.

– Пять минут назад, ты уверял, что не считаешь меня вещью. А теперь решил купить? Я не возьму у тебя ни куруша!

Видя, что Дефне снова на грани, Омер поднял руки в сдающемся жесте. Хорошо. Пусть так. Он придумает что-нибудь другое.

– Хорошо. Давай не трогать эту тему. Я согласен. Пойдём вниз и обговорим о дефиле.

Девушка снова застыла. Этот мужчина умел выбивать почву из-под ног. Она была уверена, что презентация будет отменена, а вход в Пассионис будет ей заказан. Омер понял, о чем задумалась Дефне, и подтолкнул её к выходу.

– Ничего не отменяется. Пойдём и поговорим.

Девушка кивнула головой. Поговорить. Что ж, она согласна. Только…

– Мне надо во что-то переодеться. Я не могу больше находиться в этом платье.

Мужчина согласился. Это платье, купленное Денизом он тоже ненавидел. Омер дал девушке свою футболку и спустился вниз.

Через несколько минут в гостиную пришла Дефне. О, Аллах, его футболка оказалась не лучшей одеждой для делового разговора.

Series Navigation<< Эскизы любви. Пощечина нежных чувствЭскизы любви. Голос надежды >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 6 дней

Sweet-maze

4
Комментарии: 2156Публикации: 303Регистрация: 12-09-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии