Kiralık AşkЭскизы любви

Эскизы любви. Цена любви

Опубликовано
This entry is part 16 of 19 in the series Эскизы любви

Ещё не до конца понимая смысл услышанного, Омер захлопнул дверь, не давая Дефне выйти и не давая шанса отойти.

“Свадьба состоится через две с половиной недели”…

– Когда ты это узнала? – мужчина говорил спокойно. Слишком спокойно. Осознание происходящего выбивало из колеи. А девушка все молчала. Она не развернулась к нему – спрятала лицо в руках и была напряжена. – Дефне! Когда! Ты! Это! Узнала? – чеканя каждое слово, повторил мужчина.

Теперь все происходящее последних дней, а особенно вчерашнего вечера, становилось более чем понятно.

Омер злился. Он был в бешенстве. Дефне ничего ему не сказала, оставаясь один на один со всем случившемся, и оставаясь наедине со своими мыслями и чувствами.

Вчера она напилась и пришла к нему. А ещё что она могла сотворить? От мыслей о возможных вариантах становилось страшно.

А девушка все молчала.

Им бы сесть, поговорить. Но они уже проскочили этот момент на сверхзвуковой скорости. Сейчас у Омера уходили все силы, чтобы не начать кричать и крушить все вокруг.

– Дефне?..

– Дениз сказал мне об этом, когда мы вернулись из твоего домика. Он сказал, что если я не соглашусь, то Сердар умрёт. Он поставил условия – я веду себя как примерная невеста, свадьба состоится через три недели, а брат останется жив. Я согласилась.

Девушка говорила тихо. Очень тихо. Она боялась смотреть на Омера. Ничего хорошего теперь точно не будет. Он не простит.

– Когда ты собиралась мне рассказать? Сегодня? Это был твой план? Я узнаю об этом вот так, между прочим. Или я вообще не должен был узнать? Когда, Дефне?

Мужчина развернул к себе девушку и увидел глаза полные слез.

– Что мне было сказать? Что?! Что я выхожу замуж? Эта не та новость, которой я стремлюсь поделиться. Сказать, что через три недели моя жизнь будет кончена, потому что Трамба методично, день за днем будет уничтожать меня? Сказать, что через три недели я больше не смогу с тобой видеться и это самое страшное, что может произойти в моей жизни. Что из всего этого я ДОЛЖНА была тебе сказать?

Дефне наступала. Сейчас она защищала себя и свои светлые воспоминания. Этого никто не сможет у неё отнять. Никто не отберёт у неё первую ночь с любимым человеком. Пусть потом она будет просто существовать, но у неё были любовь и счастье.

Вот бы так порвать с Денизом. Высказать ему все, что она о нем думает, но у него в руках были слишком сильные козыря.

– Меня использовали. Меня продали. Мной манипулировали и манипулируют. Я не хочу выходить замуж за Дениза. Но я не смогу жить, если брата убьют.

Она говорила на одном дыхании.

– Я не жалею о прошлой ночи, прости, если ты считаешь, что я тебя использовала. Хотя да, использовала. Я хотела ощутить любовь. Я хотела быть любимой. Я хотела тебя. Потом всего этого не будет. Но пока у меня есть три недели, я надеялась, что они будут для меня счастливыми. Я не знаю, что сказать, Омер. Моя жизнь запуталась. Моя жизнь уже давно не моя. Тебе решать, как я проведу это время перед свадьбой. Но я надеялась, что у меня будут эти три недели, которые потом будут моими воспоминаниями в той жизни, которую готовит мне Трамба.

Вот именно поэтому Омер и злился. Дефне накрутила себя. Если бы она пришла к нему, он бы смог убедить девушку, что все будет хорошо. Что он сделает все, чтобы свадьба не состоялась.

– Дефне…

Он притянул ее к себе. Его маленькая сильная отважная любимая. Он злился, что эти дни не был рядом с ней. Он злился, что в самый сложный период жизни она была одна. Он хотел убить Трамбу! После он выместит на чем-нибудь или ком-либо свой гнев, а пока нужно успокоить девушку.

– Дефне, я не позволю вам пожениться. Ты мне веришь?

Она прижалась к мужчине, чувствуя мгновенное успокоение. Только Омер так действовал на неё. Только его сила могла защитить её. И только не в этот раз. Трамба дал понять, что не откажется от неё. Тут никакие деньги не помогут. Но Дефне не хотела начинать новый виток ссоры.

– Я верю.

Она верила, что хотя бы оставшееся время до свадьбы будет счастлива.

***

Омер был категорически против отпускать Дефне домой. Он не хотел чтобы она, ещё хотя бы раз, виделась с Трамбой. Поэтому собирался взять её с собой. Но девушка уперлась и отказалась ехать.

– Я не могу исчезнуть. Бабушка не переживёт потерю двух внуков. А если я не вернусь, Дениз что-то сделает Сердару. К тому же у меня защита курсовой.

– Дефне…

– Омер, я приду сегодня. К ночи. – Девушка обняла мужчину. Хотелось остаться в этих объятиях навсегда, но у неё были обязательства перед семьёй. – Вылезу в окно, поймаю такси и приеду.

– Нет, – мужчине такой план не нравился, – Шукрю будет ждать тебя за поворотом твоего дома. И не спорь. Иначе приеду я.

Расстаться было мучительно больно. Но Дефне грела мысль, что они встретятся сегодня. А Омер думал о том, что кое в чем пора выдвинуть свои условия.

– Исмаил, в офис в моём кабинете возьми со стола папку, она там одна, и привези, пожалуйста, куда я скажу.

Ипликчи был уверен как никогда. Сейчас он дважды нарушал свои личные принципы, но обстоятельства не терпели иных действий. Когда мужчина подъехал, Исо его уже ждал. Он протянул папку, и обеспокоенно спросил.

– Это касается Дефо? Она в порядке?

Омер не стал врать. Рассказал практически все. И про угрозы Трамбы, и про свадьбу через пару недель и про учёбу. Даже рассказал, что вчера Дефне напилась и приехала к нему. Утаил только о ночи, проведённой вместе.

– Я убью его.

Исмаил сказал это таким спокойным, страшным голосом, что Омер поверил. Убьет. Да он бы лично задушил Дениза. Но для Трамбы это было бы слишком лёгкое наказание. У него был план, и мужчина намеревался начать сегодня.

Его, конечно же, не ждали, но Фикрет Гало улыбался.

– Омер, мальчик мой, проходи. Как дела?

– Давай оставим формальности. Мне нужна информация. Сейчас.

Гало смотрел на дизайнера – молодой, амбициозный, уверенный в себе. Фикрет хватило одного взгляда, чтобы понять, что Омер находится в бешенстве и ему стоит больших усилий держаться. Интересно, это связано с той рыженькой девочкой? Прелестное создание. И жаль, что попала в лапы Трамбы.

– Мы деловые люди, мой мальчик, – хозяин дома устроился на диване, приглашая гостя сесть напротив. Между ними стоял небольшой столик, куда Омер положил две папки. – Я не занимаюсь благотворительностью в работе.

– Здесь, – Ипликчи постучал пальцем по папкам, – двенадцать эскизов. Готовые, законченные модели. Хорошие модели. Ты можешь уже сейчас начать работу над презентацией. Как раз успеешь к новому сезону. Если дашь мне информацию, через три недели получишь ещё двадцать, и вместе с этими, у тебя будет две полноценные коллекции.

– Не терпится заполучить красавицу? – Гало заметил, как сверкнули глаза молодого мужчины. Фикрет был старым дизайнером. Бывалым бизнесменом. Он прожил жизнь. Та ярость, которая кипела в Омере, нуждалась в выходе. В таком состоянии можно совершить много ошибок, о которых потом придётся сильно пожалеть.

– Не терпится завершить наше сотрудничество.

– Дай я сначала оценю работы. Я тебя знаю, знаю твой потенциал, но двенадцать эскизов за месяц? Омер, это много даже для тебя.

Молодой мужчина промолчал о том, что однажды, чтобы спасти фирму, коллекцию он приготовил за две недели. Но если смотреть сейчас, те эскизы не шли ни в какое сравнение с этими. В эти работы Омер вложил любовь и душу.

Гало отметил качество и красоту рисунков. Хотелось ощутить тонкость и остроту каблука. Хотелось провести рукой по гладкой коже или по мягкой замше. Туфли хотелось подарить любимой женщине. Изящные и соблазнительные модели.

Омер и раньше создавал отличные эскизы, но эти работы были пропитаны страстью и любовью. В этой обуви билось сердце господина Ипликчи.

Фикрет давно и безрезультатно предлагал турецкому дизайнеру беспрепятственно выход на европейский рынок. Уже бы все модницы Англии и Франции стояли в очереди за очередной новинкой сезона. И надо было то всего лишь согласиться, чтобы под коллекцией Ипликчи стояла марка торгового дома Гало. Но Омер был упрям.

– Я не продаю свои эскизы. Обувь по ним может выпускаться только под маркой Passionis.

И вот теперь европейский дизайнер держал в руках настоящее сокровище. Эта обувь будет хитом не только предстоящего сезона, но и последующего.

Насмешка судьбы – к этим шедеврам привели совсем неприятные события.

Гало был готов отдать информацию уже даже за то, что держал в руках, но как настоящий бизнесмен, не мог просто так согласиться.

– Неплохо, мой мальчик. Но где гарантия, что ты дорисуешь после того, как получишь обещанное?

– Фикрет, я деловой человек. Ты меня знаешь не один год – я держу свое слово.

Борьба взглядов длилась недолго. Конечно, Гало знал этого мальчишку. Для именитого дизайнера Омер был ещё ребёнком. Гениальным ребёнком. Со своим личным кодексом чести и принципами. Несгибаемым и прямолинейным. Но жизнь заставляла даже его идти на уступки. Фикрет собирался сдержать свое слово. Он принёс папку. Мальчик слишком напряжен, пора ему расслабиться.

Омер вдумчиво вчитывался в имеющуюся информацию. Он догадывался, но чтобы вот так? Промышленный шпионаж в особо крупных масштабах. Да не у кого-нибудь, а у самого Ванни.

Имеющийся материал может и не упрячет Трамбу в тюрьму, но его карьере и фирме придёт конец. Ванни сотрёт его в порошок. Никто и никогда не захочет больше работать с ним. Ипликчи очень хорошо знал Дениза, чтобы просчитать его выбор.

Series Navigation<< Эскизы любви. Пугающая реальностьЭскизы любви. Шантаж на любовь >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 2 дня

arkadasio

0
Комментарии: 29Публикации: 74Регистрация: 05-08-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии