Kiralık AşkЭскизы любви

Эскизы любви. Тоннель без света в конце

Опубликовано

Омер предлагал улететь в Италию, но у Дефне не оказалось с собой документов, а домой она отказалась вернуться за паспортом. Поэтому сейчас они ехали в домик мужчины в горах.

Сначала Омер удивился, увидев на пороге своего дома Дефне, потом немного испугался – девушка впервые смотрела на него таким новым взглядом – уверенный, сильный. Но где-то в глубине прятались безумие. Она что-то для себя решила, но пока не торопилась рассказывать.

Для того чтобы уладить все дела ушёл час, и вот теперь Омер вёл свою машину подальше от города. Дефне была молчаливой. Она рассматривала пейзаж за окном и, судя по складке на лбу, что-то обдумывала. Мужчина протянул руку и взял маленькую ладошку в свою. Ему казалось, что девушка находится где-то далеко отсюда.

– Дефне, ты скажешь, что случилось? – Омер не привык не контролировать ситуацию. И сейчас ему было не по себе. Что произошло? Что творилось в этой рыжей головке? Такая Дефне была новой. Незнакомой.

Девушка посмотрела на мужчину. Улыбнулась. Странная улыбка. И Омер не был уверен, что ему она нравится. Глаза блестели лихорадочным блеском. Немного сумасшествия в карей глубине.

– Я решила представить на дипломе коллекцию, которую нарисовала для Passionis. А ещё я не выйду замуж на Дениза.

На последних словах, Омер свернул на обочину и развернулся в девушке.

– Вы расторгли помолвку? – мужчина не ожидал, что Трамба может сам отказаться от свадьбы. Но если так, что ж, ему не придётся играть грязно.

– Он ещё об этом не знает. Я так решила. Не хочу и не выйду… Коллекция. Ты же дашь рекомендации. Да? Ты же подтвердишь, что это мои работы? Я ведь столько труда и сомнений вложила в эти эскизы! Ведь столько разочарований было за эти годы, что, несмотря на учёбу, я все рано ничего не могу.

С каждым предложением голос девушки становился все громче и громче. Истерика накатила внезапно. Дефне долго думала, долго варилась в своих мыслях. Эмоции копились и теперь вылились через край. Она уже кричала:

– А оказывается это просто план. Это был чёртов план! Его план. Он хотел и он добился. Я к концу учёбы не имею ничего кроме сомнений, разочарований и долгов! Ничего.

Дефне плакала. Омер пытался обнять её, но она вырывалась.

– Я оказалась игрушкой. Куклой. Марионеткой! Всю жизнь мне приходилось делать, что-то для семьи. И вот когда я решила сделать что-то для себя, снова попала в руки манипулятора… И ты… Ты не взял меня учиться…

Она замолчала, будто из неё выкачали весь воздух. Девушка откинулась на спинку сидения и закрыла глаза. Мужчина наблюдал за ней какое-то время, а потом вырулил с обочины и поехал дальше.

Омер предполагал, что случится нечто подобное. Дефне была на грани уже несколько недель. Слишком многое произошло, слишком многое давило. Нервное напряжение должно было найти выход. И последние часы в раздумьях стали той каплей, перевернувшей чашу терпения.

Сейчас девушка спала, и мужчина не собирался её будить, пока они не приедут.

Дома он уложил её на диван в гостиной, а сам отправился заварить чай с мятой. Дефне нужно отдохнуть и успокоиться. Ему тоже. Чтобы и дальше он мог трезво мыслить и работать, нужно сейчас вытеснить все эмоции.

Омеру было больно видеть девушку в таком состоянии. Она и правда стала игрушкой и марионеткой во властных руках Дениза. Он же не любил её. Да, страсть и желание присутствовали, но не более того. Трамба хотел обладать. Он хотел вылепить для себя подходящую жену. Сломленная, зависимая. У Омера глаза кровью наливались, когда он думал, что может случиться с Дефне.

Хорошо. Он не сидит, сложа руки. У него есть два месяца, чтобы все решить.

Дефне проснулась, но не собиралась вставать. Внезапная истерика выпила все силы. Девушка просто лежала и прислушивалась к звукам в доме.

Омер…

Она его обвинила, хотя не имела на это никакого права. Он-то уж точно не виноват во всех бедах, что приключилась с ней. Наоборот. Помогал. Поддерживал. Исполнил мечту.

Надо встать и извиниться. Надо взять себя в руки. Надо решить, что делать дальше. С жизнью в целом и дипломом в частности. Надо найти силы сказать Трамбе чёткое “нет”.

Но что-то тут подсказывало девушке, что все просто не будет. Дениз не примет отказа. Но Дефне хотя бы попробует.

Они столкнулись с Омером в коридоре – девушка шла на кухню, а мужчина нёс ей чай.

Впервые с их знакомства Дефне было неуютно рядом с ним. Она вернулась в гостиную и дождалась, когда мужчина поставит чашки на стол.

– Прости меня. Я не должна была так говорить. Я так не думаю…

Было стыдно даже вспоминать, что она говорила там в машине. Было страшно, если Омер отвернется от неё. Было страшно остаться одной.

– Прости и не оставляй меня, – как маленькая, Дефне обняла мужчину и спрятала лицо на его груди. – Я не вынесу твоей ненависти. Прости…

Истерика грозилась перейти на другой виток, и Омер боялся, что не сможет успокоить любимую. Он не умел успокаивать девушек. Обычно слезами они пытались манипулировать им. Но Дефне не играла. Она действительно переживала. Девушка держалась за мужчину, как за что-то постоянное в её жизни. Именно с ним она чувствовала себя уверенной. И именно его боялась потерять.

– Я никогда тебя не оставлю, – Омер обнял Дефне. Он чувствовал, как колотится её сердце, и намеревался успокоить любимую. – Пока ты сама захочешь, я буду рядом.

Мужчина сел на диван, устраивал девушку на коленях. Так они и просидели до тех пор, пока она не успокоилась. Теперь тишина была не гнетущей, а умиротворяющей. Дефне водила пальчиком по груди Омера, выписывая только ей понятные узоры.

– Мне кажется, ты сейчас создала новую пару обуви, – пошутил Ипликчи. Девушка лишь фыркнула на это замечание. Сейчас происходящее в её жизни не выглядело катастрофой. Да, Дениз вряд ли откажется от свадьбы, но в данный момент девушка не хотела об этом думать. Хотя бы на три дня она собиралась забыть обо всем.

***

– Как ты придумываешь сходу такую красоту? – Дефне и Омер сидели в саду и вот уже несколько часов рисовали. Девушке требовалось время, чтобы придумать новый дизайн. Мужчина же просто выводил линии, которые превращались в маленькие шедевры с точки зрения Дефне. Казалось, что в его голове миллионы картинок, и он теперь просто переносит их на бумагу.

– Смотрю на тебя, и все само выходит, – он лишь улыбнулся и продолжил выводить тонкие линии. – Этот каблук, увитый листьями, как твои кудряшки. Можем сделать туфли в рыжем цвете и посвятим эскиз тебе.

Омер наклонился и чмокнул Дефне в нос. Она успокоилась и теперь как ребёнок задавала сотни вопросов по созданию рисунка. Мужчина не жадничал и с удовольствие делился хитростями и секретами. Ему было все равно, о чем говорить и что делать, если девушка была рядом и была в настроении как сейчас.

– Не хочу туфли именем меня, – Дефне в подтверждении своих слов замотала головой. – Именем меня могу быть кроссовки или какие-нибудь ботинки.

– Тонкие, изящные лодочки. Может быть, чёрного или изумрудного цвета. На высоком каблуке. А ещё может быть туфли с дюжиной ремешков. Они как паутинка будут облегать щиколотку. Путаться между собой. Как и ты путаешь мои мысли.

– Омер…

Дефне сама взяла инициативу в свои руки. Она уселась на колени мужчины и начала его целовать. Хотелось нежности. Хотелось страсти. Ей нужно было ощутить всю мощь желания Омера. Она боялась продолжения, но ей хотелось загладить свою вину за сказанные слова. Он хоть и простил её, но нужно было закрепить результат.

Омер улавливал нервозность Дефне. Эта девчонка, кажется, собралась свести его с ума. Как же он хотел любить её всю, целиком. Не только душу, но и тело. Но если он сейчас поддаётся этому искушению, то потом будет жалеть не только Дефне.

А раз уж она так настойчива, то мужчина намеревался в ближайшее время уладить все проблемы и создать подходящий момент. А пока можно отвлечь любимую.

Омер первый отстранился, вызывая у Дефне вздох разочарования и облегчения одновременно.

– Хочу нарисовать тебя. Вот такую – красивую, возбужденную, растрепанную…

– Как субботняя ведьма? – девушка не отпускала любимого. Ей и хотелось продолжить, и она была рада, что он притормозил развитие событий. Может все же в другой раз.

– Если хочешь так и назовём портрет. А пока, идём в дом, там есть все необходимое.

***

Девушка устроилась прямо на деревянном столе. А пока мужчина ходил за мольбертом, поставила на колени большую миску с клубникой и теперь наслаждались вкусной ягодой.

Омер войдя в гостиную замер. Дефне распустила волосы, и они теперь непослушными прядками вились, в разные стороны. Без макияжа, в простой белой майке она выглядела так естественно здесь и сейчас, как будто являлась частью этого дома долгое время. Девушка не замечала мужчину, и, прикрыв глаза, поедала спелые ягоды. Омер подошёл и сцеловал вкус клубники с губ Дефне. Она отвечала ему. Не так нервно, как в саду, а нежно и спокойно. Девушка ловила каждое движение мужчины и выгибала тело под его ласку. Этот поцелуй не разжигал страсти. Просто двое. Просто любят.

***

Омер рисовал пять часов. Рисунок карандашом обычно выходил быстрее, но Дефне все время смеялась, крутилась и отвлекала художника.

Они закончили уже поздно ночью.

– Мне понравилось, – сказала девушка, зевая, – но я устала.

– Не мудрено. Мы должны были закончить ещё пару часов назад.

Несмотря ни на что, Омер был доволен этим вечером. Он подхватил сонную девушку и понёс в спальню. Ей нужно основательно отдохнуть. Завтра они будут валяться перед телевизором или с книгой. Будет день бездельничества. Но это завтра. А сейчас Омер намеревался уложить Дефне и немного поработать, он не собирался тянуть два месяца.

Ближе к утру позвонил Исо. Он без приветствия и лишних слов сразу спросил:

– Дефне с тобой?

– Да. Она спит. Что случилось? – Омер был обеспокоен. В такое время хороших новостей не сообщают.

– Сердар пропал. Последний раз его видели вчера утром в местном кафе. Госпожа Тюркан с ног сбилась. – Исмаил не нагнетал, говорил спокойно, просто излагая факты. – Не может дозвониться до Дефне. Омер, я не хочу вам мешать, но она должна знать. Я боюсь, как бы бабушку удар не хватил – женщина же считает, что и внучка пропала.

– Я понял, Исо. Если через пару часов Дефне не проснётся, я разбужу её, и мы приедем.

***

Дорога домой прошла в тяжёлом молчании. Девушка набирала номер брата каждую минуту, но в ответ слышала только механический голос о том, что телефон абонента выключен.

Омер взял ладошку девушки в свою руку.

– Успокойся. Мы все решим и найдём его.

– Мне страшно. Куда он ещё мог ввязаться? Нам мало проблем? Я мало расплачиваюсь?

Машина остановилась на светофоре, и мужчина смог притянуть к себе любимую.

– Дефне, я обещаю, мы во всем разберемся, верь мне.

Он поцеловал девушку в макушку, и так как зажегся зелёный свет, поехал дальше.

На подъезде к кварталу телефон Дефне ожил, но она не успела обрадоваться – звонил Исо.

– Здесь Трамба.

Ещё одна проблема, которую невозможно просто решить, и для которой сейчас совсем не время.

– Хорошо. Спасибо, что предупредил. Я приду минут через двадцать.

Омер категорически отказался высаживать Дефне, чтобы она одна шла по району. Но ему пришлось согласиться с тем, что сейчас не лучший момент для стычки с Денизом. И взяв себя в руки, скрипя зубами, ему пришлось уехать.

Дефне уложила бабушку спать, пообещав, что сделает все не возможное, чтобы найти брата, успокоила Эсру и отправилась поговорить с Трамбой. Он выглядел инородным телом в их маленькой и бедной гостиной.

– Дениз, нам нужно поговорить. Хочу, чтобы ты знал, я не выйду за тебя замуж. Чем быстрее мы расторгнем помолвку, тем будет лучше. Спасибо за оказанную честь, но я не могу стать твоей женой. Деньги, которыми ты помог брату, я тебе верну в ближайшее время. 

Пока девушка говорила, мужчина подозрительно спокойно её слушал, а потом поднялся и пошёл на выход.

– Я надеюсь, ты закончила с глупостями, и теперь уяснишь кое-что – деньги мне не нужны. Мне нужна ты и я получу тебя. Ты можешь искать брата, но не найдёшь.

– Ты… – страшная догадка мелькнула в голове, но Дефне не хотела и не могла верить в это.

– Что ты, совсем не я. Есть много людей, которые могут это организовать. А ещё есть много людей, которым плевать на любую жизнь.

– Дениз…

– Я не закончил, – его тон был спокоен, но довольно резок, он ведь знал, чем закончится этот разговор. – То, что брата нет дома, а бабушка с давлением спит в своей комнате – твоя вина. Ты стала слишком своевольной. Даю тебе время до завтра – ты отменяешь помолвку и никогда больше не увидишь брата, или же мы поженимся через три недели…

– Что?

– Три недели, Дефне, и ты будешь вести себя как покорная счастливая невеста.

Её мутило. Голова кружилась. Девушка прислонилась к стене, чтобы не упасть. И даже не замечала слезы на глазах.

– Отпусти его, Дениз, пожалуйста. Ты же можешь получить любую…

– Мне не нужна любая, мне нужна ты. – Мужчина подошёл ближе и посмотрел в ореховые глаза, блестящие от слез. Он не любил женские слезы, но Дефне возбуждала даже такой. Он сможет сломать эту девчонку и подчинить себе. – Завтра жду ответ.

Трамба почти вышел, когда услышал тихий голос невесты.

– Отпусти его. Я со всем согласна. Только отпусти Сердара и через три недели мы поженимся.

Слова давались с трудом, она не хотела этого. Не такой должна быть её жизнь. Но она не простит себе, если с братом что-то случится.

Series Navigation<< Эскизы любви. По волнам первых победЭскизы любви. Пугающая реальность >>
0 0 голоса
Рейтинг статьи

Автор публикации

не в сети 2 дня

arkadasio

0
Комментарии: 29Публикации: 74Регистрация: 05-08-2019
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии